Южный Двор - бытовая химия оптом
30 лет на рынке!
+7 (495) 777−08−76
+7 (495) 641−75−81
+7 (495) 777−84−46
+7 (495) 777−84−25


Молочные реки не вышли из берегов

«Я сам видел, щупал руками – сейчас идет строительство в стране трех сырных заводов, мощностью 50–60–70 т в сутки, через пять лет мы вообще эту проблему [нехватки российских сыров] забудем! – не так давно делился радужными планами министр сельского хозяйства Александр Ткачев. 

– Давайте вспомним свинину, растительное масло, сахар, овощи, фрукты! Мы тоже это по импорту в страну завозили, были зависимы очень серьезно». Ткачев и его коллеги не устают рассказывать, как продовольственное эмбарго помогло российским аграриям: строятся теплицы, закладываются фруктовые сады и проч.

Но в молочной отрасли импортозамещения не произошло: производство молока снижается, молочные продукты дорожают, а спрос на них падает. Почему так происходит?

Длинные инвестиции

Пока Россия обеспечивает себя молочной продукцией только на 75%, остальное – импорт, в основном из Белоруссии. Впрочем, в России всегда не хватало собственного сырого молока. Но ситуация ухудшается. По данным отраслевого союза – Союзмолока, производство сырого молока с 2006 по 2016 г. сократилось на 2% до 30,7 млн т.

Это сложный и затратный бизнес, говорит представитель одной из молочных компаний. Производство овощей окупается за 7–8 лет, фруктов – за 4–5 лет. А молочные комплексы окупаются намного дольше. По разным оценкам, на это требуется 10–15 лет. Многих инвесторов такие цифры отпугивают – нужны серьезные инвестиции на долгий срок, говорит собеседник «Ведомостей».

Действительно, молочный бизнес считается сложным из-за высоких сроков окупаемости, говорит владелец крупнейшего производителя молока в России – «Эконивы» Штефан Дюрр. Стандартный срок строительства молочного комплекса до ввода в эксплуатацию – три года. Также молочное производство требует существенных оборотных средств: коровы начинают давать молоко только на третий год жизни. Приходится заготавливать собственные корма, а для этого требуются земли – в среднем около 3 га на одну корову, говорит Дюрр. У свиноводов и птицеводов все гораздо проще – они могут купить готовые корма.

Сырое молоко за последние четыре года подорожало примерно на 60% до 25 руб. за 1 кг, говорит исполнительный директор Союзмолока Артем Белов. Это произошло после девальвации и возросшего спроса со стороны переработчиков. При этом себестоимость после укрепления рубля начала сокращаться. Это делает молочное животноводство более привлекательным для инвесторов, уверен Белов. Важна, по его мнению, и господдержка: компенсация капитальных затрат в 2017 г. выросла с 20 до 30%, а льготные кредиты предоставляются по ставке до 5%.

Инвесторы сомневаются

Но инвесторы еще сомневаются. Например, основной владелец «Русагро» Вадим Мошкович недавно анонсировал, что готов инвестировать $1 млрд в производство молока и молочной продукции. Но решение по проекту пока не принято, говорит представитель агрохолдинга. «Молочное животноводство действительно сложный бизнес и с долгой окупаемостью, даже с учетом субсидий. Как бы мы ни считали дисконтированную модель окупаемости, семь лет, о которых говорят в прессе, у нас никак не выходит», – разводит он руками. Чтобы проект стал жизнеспособным, нужна переработка и производство продуктов с добавленной стоимостью. Поэтому необходима полная вертикальная интеграция – от корма до производства молочной продукции, указывает он.

О возможных инвестициях в мегапроекты в молочной отрасли говорили и другие инвесторы: 20 млрд руб. обещал вложить миноритарий «Магнита» Алексей Богачев в партнерстве с «Русагро», $400 млн – «Мираторг», $1 млрд – таиландская CP Group. На деле же к крупному новому производству сырого молока приступила только вьетнамская TH Group. Компания еще в прошлом году начала строить молочные комплексы в Калужской и Московской областях суммарно примерно на 40 000 голов, а недавно заявила о планах строить фермы в Приморье. Ее инвестиции в ближайшие 10 лет составят $2,7 млрд.

Если ситуация на рынке не изменится и цены на молоко не пойдут вниз, полностью удовлетворить потребность страны в молоке можно будет уже через 10 лет, прогнозирует Белов. Пока проблему нехватки молока переработчики решают по-разному. Например, основатель сыроваренной компании «Русский пармезан» Олег Сирота вскоре введет собственную молочную ферму. А французская Danone, в свою очередь, для обеспечения стабильных поставок молока инвестировала в его производство в Тюменской области совместно с группой «Дамате» Наума Бабаева. Всего проект обошелся в 5,6 млрд руб., инвестиции Danone не раскрываются. По соглашению сторон все молоко, получаемое на этом предприятии, отправляется на завод Danone в течение восьми лет.

Эффект эмбарго

«Мы увидели, что завтра не придет европейский производитель с более низкой ценой, и поняли, что можно строить долгосрочные планы, что надо инвестировать в собственное производство», – передавал «Интерфакс» слова владельца компании по производству рассольных сыров «Умалат» Алексея Мартыненко. Практически в день объявления эмбарго он перестал заниматься оперативным управлением бизнесом по производству кормов и занялся активным развитием «Умалата». «Я понял, что если ничего не изменить прямо сейчас, то мы можем проспать возможность для развития компании», – отмечал он.

Многие бизнесмены решили заняться сыром как раз после введения эмбарго, среди прочего запретившего ввоз сыров из Европы в Россию. В 2016 г. «Умалат», по данным Nielsen, стал крупнейшим производителем сулугуни, третьим по производству моцареллы и маскарпоне. С 2014 г. производство «Умалата» выросло вдвое до 5000 т, рассказывает директор по маркетингу компании Рустем Мустафин. «Программа по импортозамещению и введение эмбарго оказались кстати, без них мы бы росли, но рост, вероятно, был бы менее существенным», – продолжает он. Впрочем, эффект эмбарго очень быстро исчерпал себя, поскольку следом начали существенно сокращаться доходы населения, подчеркивает Мустафин.

Потребляем мало

В день человеку необходимо съедать не менее трех молочных продуктов: так можно обеспечить 80% от суточной нормы потребления кальция – из молочных продуктов он усваивается легче всего, считают в Союзмолоке. В этом союз поддерживают Федеральный исследовательский центр питания и биотехнологии и Российская ассоциация по остеопорозу. Минздрав рекомендует потреблять не менее 325 кг молочной продукции в год на человека. Но до этих цифр пока далеко: в 2016 г. вышло лишь 233 кг на человека. Однако топ-менеджер одного из агрохолдингов считает, что в таких утверждениях есть лукавство. В советские годы был дефицит мяса, поэтому в качестве источника белка в основном потребляли молочную продукцию. А сейчас ситуация изменилась: в России достаточно свинины и мяса птицы собственного производства по приемлемой цене. Поэтому есть столько молочной продукции, как раньше, попросту не нужно, объясняет он.

Сирота запустил производство сыра летом 2015 г. Сейчас он выпускает полутвердые и твердые сыры, которые в розничной торговле стоят от 800 до 1600 руб. за 1 кг. Первый пармезан на сыроварне созреет в августе, когда эмбарго исполнится уже четыре года. Сейчас Сирота выпускает 400 кг сыра в день, в 2018 г. планируется выйти на 2 т.

Больше всего российские производители преуспели в производстве твердых и полутвердых сыров, таких как российский, голландский, алтайский, говорит представитель «Азбуки вкуса» Андрей Голубков. Также есть качественные производители сыра бри, камамбера, моцареллы, бурраты. А вот по твердым выдержанным сырам предложение хорошего качества пока ограничено – в основном сеть продает сейчас твердый сыр из Швейцарии, который не подпал под санкции, и из стран Южной Америки, говорит Голубков. В деньгах на дорогие российские сыры приходится около 10% всех продаж и около 5% в натуральном выражении, приводит данные Белов.

Однако, если эмбарго отменят, многие бизнесмены, занявшиеся производством молока и сыра, разорятся, считает Сирота. «Даже если мы сможем конкурировать по качеству, мы не сможем конкурировать по цене. Стоимость молока в Германии сейчас около 20 руб., а у нас – 34 руб.», – говорит Сирота. Молоко в Германии стоит меньше из-за дешевых кредитов и государственных дотаций. В России короткие и дорогие кредиты – их дают на 5–7 лет. Инвесторы не успевают начать производство, а деньги уже надо возвращать. Необходимо продлить срок кредитов до 12–15 лет, как в Европе, считает Сирота. Также для производства не хватает качественного молока. На 1 кг сыра нужно до 14 кг молока, причем молоко требуется высшего сорта, чтобы обеспечить нужные качества сыра. А вот «Умалат» отмены санкций не боится, говорит Мустафин: компания активно развивает бренды, нашла своего потребителя, а по качеству сыры получились даже лучше, чем их импортные аналоги.

С молока на макароны

Тем временем потребление молочной продукции снижается, по данным компании Nielsen, с сентября 2016 г. по сентябрь 2017 г. почти на 5%. Сильнее всего упали продажи кефира – на 8,4%, стерилизованного молока – на 7%, йогуртов – на 5,8%, творога – на 5%. Впервые за последние годы наблюдается падение потребления традиционных молочных продуктов, таких как молоко, сметана, творог, творожки и ряженка, отмечает и директор по работе с клиентами отдела продаж и обслуживания потребительских панелей GfK Rus Анастасия Джафарова. Возможно, что основная причина – рост средней цены на 10,4%, объясняет Джафарова.

Рост цен прежде всего связан с удорожанием сырья, т. е. молока от фермеров, говорит представитель PepsiCo. Помимо этого представитель Danone приводит и другие причины: тариф системы «Платон» для большегрузных автомобилей в апреле вырос на 25%, а тарифы на энергоресурсы – более чем на 8%. Спрос на молочную продукцию падает и из-за снижения доходов населения в течение последних нескольких лет, считает Белов.

Тот факт, что люди стали экономить даже на обычном молоке, говорит о том, что они, вероятно, переходят на более дешевые продукты, отмечает региональный вице-президент по корпоративным отношениям Danone в России и СНГ Марина Балабанова. Это могут быть макароны, крупы или еще какие-то продукты, рассуждает она. Россияне, как никогда, рациональны в своих тратах и стараются максимально эффективно перераспределить их с пользой, говорит Джафарова, это свидетельствует об относительной адаптации россиян к затяжному кризису.

Ткачев тоже признал, что импортозамещения в молочной отрасли не произошло. Об этом он написал в ответе на запрос депутата Госдумы от КПРФ Валерия Рашкина. При снижении импорта с 2013 г. на 1,9 млн т производство молока выросло лишь на 1,4 млн т. Потребность в импорте молочной продукции сейчас составляет 7,5 млн т, написал министр. На полное замещение потребуется не менее 9–10 лет при темпе прироста производства на 3% ежегодно. Но сейчас идет работа по увеличению господдержки, что позволит сократить этот срок до 5–6 лет, надеется Ткачев.



Потребляем мало

В день человеку необходимо съедать не менее трех молочных продуктов: так можно обеспечить 80% от суточной нормы потребления кальция – из молочных продуктов он усваивается легче всего, считают в Союзмолоке. В этом союз поддерживают Федеральный исследовательский центр питания и биотехнологии и Российская ассоциация по остеопорозу. Минздрав рекомендует потреблять не менее 325 кг молочной продукции в год на человека. Но до этих цифр пока далеко: в 2016 г. вышло лишь 233 кг на человека. Однако топ-менеджер одного из агрохолдингов считает, что в таких утверждениях есть лукавство. В советские годы был дефицит мяса, поэтому в качестве источника белка в основном потребляли молочную продукцию. А сейчас ситуация изменилась: в России достаточно свинины и мяса птицы собственного производства по приемлемой цене. Поэтому есть столько молочной продукции, как раньше, попросту не нужно, объясняет он.

https://www.vedomosti.ru/business/articles/2018/01/22/748479-provalilos-importozameschenie-molochnoi

Опубликовано: 22.01.2018

Просмотры: 545
Поделитесь с друзьями:

x
Ваше имя:


E-mail:


Причина обращения:



   Наименование Цена за шт. Кол-во Итого